Анна Савански

Английский сад.

Книга первая. Виктор. 1901 – 1929.


Порочность века складывается из поступков

каждого отдельного человека: одни приносят в мир

предательство, другие – несправедливость, неверие,

тиранию, скупость, жестокость –

каждый по мере своих возможностей.

Монтень Эссе «О тщеславии»


Тщетны мечты, и надежды напрасны,

Но если стремишься стать,

Помни, свершений не будет прекрасных,

Коль не умеешь мечтать.

Летиция Элизабет Лэндон


Пролог

История одного рода.

Смотря на бескрайние зеленые поля, засеянные льном, невольно улыбаешься. Ветер колышет травы, лаская при этом лицо, от земли пахнет недавним дождем, а с озера идет туман, замок в легкой дымке, словно мираж – идеальное сочетание. Зима здесь снежная, а лето жаркое, весна, как живительный источник, а осень представляется во всем великолепие. Трудно себе представить жизнь без всего этого, но когда-то кроме земли здесь ничего не было, и началась история этой семьи вовсе не в графстве Антрим, а в Девоншире, где когда-то жила простая семья бедного фермера.

Невозможно вообразить, что когда-то эта блистательная семья жила в Англии, и пасла овец. Давным-давно во времена славных походов на Святую Землю храброго короля Ричарда Львиное Сердце, у одного из его бравых рыцарей сэра Эдвига, был удалой помощник. Они росли вместе, но у каждого была своя судьба. Один – будущий хозяин, второй собственность хозяина. Его звали Джон, но после походов он получил прозвище Хомс, за то, что в этом иноверном поселение, с названием Хомс[1], спас сэра Эдвига от верной смерти. Спустя годы прозвище превратилось в фамилию. Сэр Эдвиг подарил ему свободу и кусок земли, так они и стали жить, рыцарский род угас во время монаршей войны – Войны Роз, а их семья так и осталась жить на этой земле. Оставив ржаные поля, занялись выведением кудрявых овец.

Так бы шло веками, но все меняется. Время меняет все. Времена изменились, и в Англию вместе с прибытием Анны Болейн из Франции, пришло все новое. Она, как ветер несла, то разрушающий, то создающий порыв. Она так завладела сердцем короля, что ради нее он отказался от покровительства Папы и прежней доброй королевы. Генрих захотел владеть не только «телом» народа, но и его душой, ту что он оберегал, ту что, принадлежала Главе католического мира. Томас Хомс принял сразу же новую религию и присягу новорожденной принцессе, и с этим он открыл новую страницу в своей жизни. Старая религия, идущая против богатых людей, сразу же была им отвергнута и тогда, он решил заняться торговлей. «Трудись и у тебя будет все», - повторял он часто.

- Зачем я буду продавать кому-то за бесценок свою шерсть, когда я и так сам могу ей торговать, - возмущался Томас Хомс.

Но век Анны был недолог, и ревнивая королева нашла свою судьбу на плахе. Любовь короля вещь переменчивая, и от каждого нового чувства зависели взгляды короля. Впадая из одной крайности в другую, король пытался наводить порядок в стране, правда, вместо порядка случались восстания. Он отнимал земли у монастырей, раздавая дворянам, он грабил священников, набивая карманы своих любимчиков.

Так Томас начал сколачивать свое состояние, и его дело продолжил его сын. После смерти старого доброго короля Гарри на трон вступил его юный сын, это было золотое время в жизни семьи Хомс, а потом наступили черные пять лет. Королева Мария, или как ее прозвали в народе Мария Кровавая, сделала невозможной жизнь для всех приверженцев новой религии. Томас Хомс, чтобы избавить королеву от ее подозрений на свой счет, отдал своих двух сыновей в армию, воевать против Франции. Они оба погибли, погибли вместе с надеждой на возвращение земель во Франции. Томас потерял двух сыновей, а Англия - Кале.

Большинство вздохнуло с облегчением, когда умерла королева и на престол взошла юная рыжеволосая девушка. Томас Хомс умер с ее именем на губах, и его сын - Роберт в день ее коронации прислал Елизавете бочонок с золотом. Она оценила это:

- Мистер Сесил, кто этот мистер Хомс? – ее советник нахмурился, смотря в свои бумаги.

- Так простой торговец шерстью из Девоншира, миледи, - ответил он, и на несколько лет юная королева забыла о нем.

Через несколько лет Роберт начал делать шерстяное полотно, и красить его, а одно он даже сам расшил золотыми нитками, вышив Розу Тюдоров. Этот обрез ткани он отправил Елизавете, и он снова ее удивил:

- Вы говорите, что это простой торговец шерстью, этот человек настоящий мастер. Найдите его мне, - приказала она

Ее гонец приехал в Девоншир за Робертом Хомсом. Он прибыл ко двору, где Елизавета радушно приняла его, она смотрела на него, так словно ему казалось, что видит только его, ее глаза смеялись и сияли, даже больше, нежели чем ее прелестное алое платье, расшитое жемчугами:

- Мистер Хомс, а хотите одевать моих дам? – спросила королева, прищурив глаза.

- Это будет большой честью для меня, ваше величество, - ответил он, отвесив ей поклон.

С того дня его ткани ценились при дворе, и однажды за верную службу и красивую ткань королева даровала рыцарский титул. Роберт снова оказался при дворе, и только в день посвящение он понял, как велика его сила на женские сердца. Так началось их возвеличивание. Королева умерла, и единственный сын Роберта Джеймс при новом короле Якове I продолжил свой путь величия, теперь можно было торговать легко с Шотландией, не смотря на то, что крестьян сгоняли со своих земель, освобождая их для новых мануфактур. Все это не испортило его дело, и с каждым новым годом, они вновь богатели.

Но безмятежное время прошло. Грянула революция. Уже новый Хомс – Маршалл поддержал короля, а не мятежный парламент. После казни несчастного короля семье пришлось уехать на континент, нужно было спасать свои головы, так как новая власть сделала все, чтобы жизнь роялистов, была невозможной. Казалось, для Англии наступили темные времена, Кромвель задушил всякие надежды на новую жизнь, страна погрузилась во тьму, но власть диктатора, как очутилось, была не вечна. Он умер в день своей великой победы, как же жизнь над ним посмеялась, его сын не смог удержать власть, данную ему великим и ужасным отцом, и тогда победно при поддержке своего дворянства вернулся Карл II. В благодарность за денежную поддержку король раздавал земли и титулы, и Маршалл Хомс получил титул в том числе. Он стал лордом Хомсом, продолжая заниматься торговлей, но не бывая при дворе, было легче жить вдали от суеты и заниматься своими делами. Тем более что один сын всегда был рядом с ним, как наследник, а другие были в армии.

Влияние этой семьи росло и уже Вильгельм III, и его королева Мария подписали специальную грамоту – «Наследные акты о лордах Хомсах». Отныне все отпрыски могли носить лордовский титул и девушки и юноши, даже если будет несколько сыновей. Они захотели власти и, оказавшись при дворе, невольно пришлось участвовать во всех заговорах, расчищая себе дорогу, убирая других и вознося себя. Только это не всем нравилось, и тогда близкая подружка королевы Анны, решила, что пора избавиться от них. Абегайль Машем разрисовала в красках участие Эдмонда Хомса в дворцовых заговорах и в сговоре с опалыми Мальборо, уговорив уступчивую королеву сослать их в Богом забытую Ирландию подальше от двора.

- Ваше величество, леди Хомс и лорд Хомс устраивают заговоры при дворе, и я боюсь, что на троне окажутся не достойный люди, например католики. Они ведь готовы поддерживать кого угодно, они честолюбивы! – Абегаль говорила очень быстро, королева решила довериться ей.

Эдмонд Хомс ждал ее в маленьком кабинете Хептон-Корта. Незадолго до этого Сара Черчилль, герцогиня Мальборо, пыталась помочь ему, но она не имела больше влияния на слабую королеву.

- Милорд, - начала Абегаль, - ее величество решила – дать вам землю в Ирландии, отправляйтесь туда с Богом, - но за этими словами звучало – отправляйтесь туда и больше не возвращайтесь.

Эдмонд и его жена Анна приехали в Антрим, где им даровали четыре акра земли. Эдмонд привык выращивать овец и красить шерсть, но что делать здесь он не знал. Заложил основу для замка, потом его достроил его единственный сын. Анна как-то гуляла по полям и ей пришла в голову мысль, с того дня все поля засеяли льном, а потом производили уже другое полотно, вместо шерстяного, льняное, и масло.

Анна в тот день, что изменил традиции Хомсов навсегда, рисовала в лесу, когда, словно из воздуха перед ней появилась сгорбленная старуха, местная ведьма.

- Ты новая леди? – прохрипела она.

- Да, - робко ответила она.

- Вас здесь не любят, вы англичане, блондины, а мы ирландцы, но я помогу тебе, - она достала два тканевых мешочков, притягивая ей, - в красном трава для чая, заваривай и будешь крепкой. Когда родишь сына, то пей траву из второго мешочка, и тогда у тебя не будет других детей. Не делите землю, это разрушит здесь все. А потом передашь секрет своей невестке, и жените сына на рыжеволосой девушке, и пусть все женятся на рыжеволосых девах, другие будут приносить несчастья. Но все же наступит день, когда один наследник добьется славы в проклятом для вас Лондоне…

Но вскоре появилась одна богатая семья в Ирландии. Лорды Киллдеер сколотили себе состояние на этой земле, и лорд Джеймс женился на прекрасной леди Эмили Леннокс, дочери герцога Ричмондского. Хомсы и Киллдееры стали конкурировать. Чтобы погасить вражду одну из дочерей Джеймс хотел женить на единственном наследнике Хомсов. Но разве могли наши предки позволить женить любимого сына на дочери англичанки. Хомсы женились только на рыжеволосых ирландках. Вскоре они стали самой богатой семьей в Ирландии.

Вот и пошло все так, они богатели на льне, но в вскоре все изменилось. С тех пор жениться на девушке из рода Хомсов означало поправить свое финансовое положение и получить поддержку тестя. Это было правление королевы Виктории, когда вечный романтик Дезмонд Хомс уехал на пять лет в Китай, даже Опиумные войны не остановили его. Он привез секрет фарфора, и тогда он открыл фарфоровый завод, сына своего женил на богатой аристократке. Хомсы процветали, Дезмонд, словно открыл второе дыханье. Он сам расписывал фарфоровые чашечки и чайники, это не осталось незамеченным, и королева Виктория щедро его отблагодарила, позвав ко двору, но он не хотел, его сердце теперь было здесь, на благословенной земле – Ирландии. Дезмонд еще не знал, что совсем скоро в его семье произойдет раскол, что навсегда разобьет их.

Так начинается наша история одной семьи, что смогла преодолеть все невзгоды самого драматичного века…


Мы ненавидим некоторых людей потому,

что не знаем их.

И не хотим узнать, потому что ненавидим.

Чарльз Калеб Колтон «Лакон»


Глава первая.

Ирландские травы.

Январь 1901.

- Тужьтесь, госпожа, тужьтесь, - все суетились вокруг Каролины Хомс. Это были ее уже третьи роды, ее свекровь по этому поводу выражала беспокойство. Только сама Каролина знала, что ей двигает. Она мечтала о мальчике, которого она будет любить и ради которого она сделает все. Он получит все, все земли, все счета в банке и заводы, а ее первенец Виктор не получит ничего.

Раздался плач младенца, молодая служанка бледная, как мел выбежала из спальни, чтобы сообщит господину о рождение сына. Сьюзи медленно шла по узкому коридору, думая, что же скажет мистер Эдвард Хомс, тот явно не будет рад. У него уже есть сын – наследник, и есть дочь, которую можно будет выгодно отдать замуж, но что делать с этим ребенком? Она тихо вошла в его полутемный кабинет, он сидел в кресле и смотрел, как медленно падает снег. Эдвард Хомс был типичным ирландцем, с рыже-золотистыми волосами, тонкой белой кожей, голубыми глазами, с взглядом холодной сдержанностью. Летом ему исполниться двадцать семь, и уже трое детей, обычно в это время его сверстники только вступают в брак, а он уже давно был связан узами ненавистного брака. Сьюзи посмотрела на его гордый профиль, и тут он заметил ее:

- Ребенок родился? – спросил он, в глубине душе он боялся ее ответа, а что если это сын, что делать ему тогда? Лучше бы он умер, это грех, но все же так будет лучше. Уже двести лет на этой земле у них лордов Хомсов не рождалось двое сыновей. Именно столько лет никто не делил земли. Теперь это древнее правило было нарушено.

- У вас сын. Миледи ждет вас, - прошептала Сьюзи, он встал, и побрел за ней. «Зачем Каролина сделала это? Она же знает, как важно для нас сохранять единство. А может она не врет, когда говорит о неприятие своего организма этих трав? Чему верить?» - думал Эдвард.

В спальне было светло, он сел на край ее постели. Она была красивой, этого у нее нельзя было отнять, только душа ее была черна, словно демон вселился в нее. Он никогда не любил ее, даже в ту минуту, когда она подарила ему сына, даже тогда он кроме чувства долго больше ничто к ней не испытывал. Эдвард знал и о ее чувствах к нему, она не хотела его любить, и замуж она вышла за него лишь потому, что он был сказочно богат. С ним она мечтала вкусить все радости светской жизни, менять наряды каждый день, сверкая в свете, пускай даже в Антриме, только этого она хотела от него. Когда ее отец сообщил о предстоящей помолвке, она испытала настоящую радость, все ее подруги выходили замуж за стариканов, а она за молодого лорда, да еще и богатого лорда, разве это не успех?

Внешне она привлекла его: тоненькая, миниатюрная, с великолепной матовой кожей и блестящими темно-рыжими кудряшками. Только вот не сложилось у них ничего, первое время он приходил к ней, чтобы зачать сына, а после рожденья Виктора, он стал делать это все реже и реже, а когда появилась Мария, он почти забыл, как выглядит ее спальня. Только девять месяцев назад, он как безумец накинулся на нее, наверное, это было действие каких-то трав, больше он никак не мог это объяснит. Новость о ее беременности он воспринял, как нечто обычное. Эдвард никогда не хранил верность свой жене, и она знала, что у него есть пару содержанок в Антриме, но, как и любая жена, Каролина держала язык за зубами, делая вид, что ничего не знает.

- Я назову его Руфус Алан Патрик Хомс, - начал он, - Виктор получит заводы и счета, замок и землю, ему я отдам малую часть денег и земли.

- Но…

- Виктор – мой наследник, это было и это не изменится, - и он вышел из нее спальни. Каролина стиснула в руках подушку, от переполняющего ее гнева она была готова кричать:

- Виктор не получит ничего! Он ничего не получит! – процедила сквозь зубы она.

Как же она ненавидела его и Марию, если бы не они, то она бы не потеряла своего любимого кузена Френсиса О’Минс. «Это все из-за них, все из-за них» - твердила она на похоронах. Это было обычное лето, обычный день, когда Френсис приехал в Хомсбери. Виктору в ту пору было четыре, а Марии три, Френсис взял их с собой на озеро, чтобы научить плавать. Дети заигрались, и Мария чуть не утонула, Виктор бросился ей помогать и сам почти ушел на одно. Френсис утонул, вытаскивая ее детей на берег. Настоящая мать бы радовалась, что ее дети спасены, и недолго бы горевала бы из-за своего кузена, но Каролина скрыла свои эмоции, в ту ночь после похорон Френсиса, она и решила, что родит мальчика, а Виктора сделает изгоем, а Марию отдаст замуж за деспота. Откуда такая слепая любовь к кузену? Что же на самом деле крылось за этим всем.

За день до этого несчастья, она сидела в те