Анна Одувалова
Когда сбываются мечты

© Одувалова А., 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014


Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *


Глава 1
Путевка в жизнь

Май в этом году выдался жарким и сухим. Ярко-зеленая свежая листва покрылась сизым, пыльным налетом, а на улице уже неделю можно было появляться в майке, не опасаясь простудиться. Днем, как правило, дул теплый, резкий ветер, за пять минут превращающий укладку на голове в воронье гнездо, а ближе к вечеру становилось тихо, чуть прохладно, а воздух наполнялся одуряющим запахом отцветающей сирени и едва распускающейся вишни.

А Дашка, как назло, две чудесно теплые недели безвылазно сидела дома и зубрила испанский. По правде говоря, зубрить испанский она начала с третьей четверти, но в последний месяц посвящала этому процессу все свободное время. Ее мучения должны были закончиться сегодня. На этот день девушка возлагала большие надежды. На последнем уроке в этом учебном году решалась ее судьба.

В просторном, светлом классе с большими окнами было душно и тихо. Обычно шумный десятый «Б», точнее, третья его часть, изучающая испанский язык, затихла и сосредоточенно скрипела ручками по двойным листам со штампом.

Дашка смахнула со лба выступивший пот и перевернула мелко исписанный лист бумаги. Эта сложная контрольная, к которой девушка готовилась почти полгода, являлась завершающим этапом целого ряда испытаний и давала путевку в жизнь. Двое счастливчиков, те, кто сегодня лучше всех напишет сочинение на испанском, в следующем году получат возможность закончить одиннадцатый класс в московском специализированном лицее с углубленным изучением испанского языка, а после окончания без проблем поступить в престижный вуз. Основные усилия педагогов лицея в последний учебный год направлены на подготовку учеников к не очень популярному ЕГЭ по испанскому языку. Об этом можно было только мечтать! И Дашка мечтала. Именно мечты заставляли ее не думать о разбитом сердце, каждый день открывать учебник, заводить иностранных знакомых в социальных сетях и, забыв обо всем, совершенствовать чужой язык.

Даша была одной из лучших в классе и всерьез рассчитывала на победу, даже задание выполнила первая. Сдала листок и вышла в холл за несколько минут до звонка. Здесь было значительно прохладнее и так же тихо. Урок еще не закончился, и девушка, достав из кармана телефон, начала набирать эсэмэску маме, которая сейчас, вероятно, сидела на кухне в компании своей лучшей подруги тети Лиды и пила валерьянку. Родительницу стоило успокоить, Дашка была на девяносто процентов уверена, что сделала работу на отлично, правда, результаты все равно будут известны лишь в начале августа. Это печалило. Даже будучи уверенной в успехе, Даша все равно очень переживала, что где-то допустила глупую ошибку или не дотянула до нужного уровня.

Прозвенел звонок – привычная, дребезжащая, заставляющая подпрыгивать на месте трель, и в просторный школьный холл сразу же хлынула толпа детей. Даша испуганно отпрыгнула к стене, уворачиваясь от ватаги пятиклашек, и прошмыгнула в узкий коридор.

«Немцы» из десятого «Б», в отличие от «испанцев», не писали сегодня контрольную, определяющую их судьбу. У них просто был последний урок в этом учебном году. Они вывалились из кабинета веселой, ржущей гурьбой и заполнили собой сразу все узкое пространство.

– Ну как, написала?

Лучшая подруга Ирка одна из первых выбежала из соседнего класса, на ходу закидывая на плечо небольшой джинсовый рюкзачок. Черные, с темно-синими прядями волосы подруги выбились из-под банданы с черепами. Вообще, Ирка была умной и очень симпатичной девчонкой, но слишком уж любила эпатаж. Она умудрялась даже при строгом дресс-коде выглядеть неформально и оригинально: прямая темно-серая юбка; синяя, как у всех, жилетка с белой блузой – и бандана с черепами, а на ногах ярко-красные, сшитые на заказ берцы. Девушки дружили, наверное, с рождения и очень друг друга любили. Непосредственный, яркий образ подруги заставлял Дашку чувствовать себя свободнее и не быть совсем уж серой мышкой.

– Написала. – Даша выдохнула и поправила идеально ровное, длинное каре. – Устала до невозможности, а вечером еще тренировка.

– Так не ходи, если не хочется, – пожала плечами подруга и направилась к распахнутым настежь дверям.

– Нет, ты что! – поразилась Дашка. – Нельзя пропускать, тем более сегодня последнее занятие, потом уходим на летние каникулы. Я, честно сказать, не могу представить себе, что буду делать без капоэйры.

– Да уж, – хмыкнула Ирка, – не думала, что ты увлечешься спортом. Сначала мне казалось, тебя интересует исключительно симпатичный тренер.

Эта брошенная вскользь фраза Даше не понравилась, и она помрачнела, возвратившись мыслями в ноябрьский вечер, когда на дороге ее едва не сбил автомобиль, за рулем которого сидел симпатичный парень, казавшийся совсем немного старше ее самой. Вадим – смуглый, черноволосый, с широкими азиатскими скулами. Тренер капоэйры, моментально покоривший сердце шестнадцатилетней девчонки. Именно из-за него Дашка пошла заниматься странным, похожим на танец боевым искусством. Но, как оказалось, ее чувства безответны. Вадиму не нужны были маленькие девочки, да и сама Даша быстро поняла, что ее влюбленность неправильная, все же Вадим намного старше. Девушка едва не бросила занятия, но одумалась и осталась, вопреки всему продолжив тренировки.

– Сейчас все в прошлом, – наконец ответила она на едкий Иркин комментарий. – Сейчас у меня есть Макс.

У нее действительно был Макс, сильный, милый и похожий на русского богатыря – русоволосый, высокий, с обаятельной улыбкой и ямочками на щеках. Они встречались уже несколько месяцев, и Дашка была практически полностью счастлива. Лишь иногда на тренировках ловила на себе задумчивый взгляд черных восточных глаз и чувствовала, как сжимается от тоски сердце.

На крыльце было солнечно и людно. Дашка зажмурилась от резкого яркого света и с удовольствием подставила лицо теплым солнечным лучам, все еще не веря, что впереди ждет целых три месяца безделья, когда не нужно учить уроки, вставать с утра пораньше и скучать в душном классе, – свобода, лишь слегка омраченная ожиданием результатов контрольной.

Столь долгий срок был обусловлен тем, что в течение полугода претенденты готовили резюме, участвовали в олимпиадах, и эта контрольная завершала череду различных заданий, оценивать ее будут не только родные учителя, но и представители элитного лицея. Все это сложно, долго и волнительно, зато и результат стоит нескольких месяцев ожидания.

Дашка жалела лишь о том, что придется надолго расстаться с любимой капоэйрой. Правда, Вадим говорил, что сейчас этот вид спорта популярен и секцию можно найти в любом городе, и уж тем более в столице. Дашка лишь однажды обмолвилась о возможности стажировки, и он обещал помочь, найти достойный зал и педагога. Как было объяснить, что никто не заменит его, Вадима…

– Ты опять о чем-то мечтаешь! – Макс подбежал внезапно и чмокнул Дашку в нос, заставив отпрыгнуть от неожиданности и смутиться.

– Да… – Даша опустила глаза. – Что-то задумалась.

– Ага, она мыслями уже в Москве! – хмыкнула Ирка.

– То есть все же хочешь меня бросить? – Макс шутил, но в его голосе промелькнули обиженные нотки. – Ну, может быть, ты еще пролетишь, – с отчаянной надеждой протянул он, и Дашке стало неприятно.

Конечно, ей тоже было жаль расставаться с Максом надолго. И девушка знала, что он желает для нее самого лучшего и просто хочет быть вместе, он даже в институт решил поступать в городе, так как надеялся, что Дашка тоже останется здесь. Но девушка не была готова идти на такие жертвы ради отношений. Поэтому стажировка вызывала вечный спор, который часто заканчивался ссорой. С некоторых пор Даша предпочитала вообще не заводить об этом речь. Можно подумать, ей было легко! К сожалению, Москва была очень далеко от их небольшого городка. Иногда казалось – проще добраться до заграницы, чем до столицы собственного государства.

Ирка невзначай затронула неприятную тему. Даша решила не вступать в спор, промолчать и не показывать свою обиду. В конце концов, либо она получит то, что хочет, и уедет к сентябрю, либо нет, и мнение Макса не играет никакой роли. Смысл заморачиваться и расстраиваться? Нужно просто наслаждаться жизнью и наступившими каникулами.

Макс и сам понял, что сболтнул лишнего, покосился виновато, захлопал длинными ресницами над грустными, словно у нашкодившего спаниеля, глазами и в очередной раз растопил сердце девушки, заставив ее невольно улыбнуться. Ну нет. Злиться серьезно на него было просто невозможно.

Макс был хорошим, добрым и правильным – это признавали все, даже Дашин папа. Правда, папа говорил об этом с легкой ноткой удивления, так как сам был нестареющим красивым байкером, который в свои тридцать семь носил кожаную куртку и гонял на дорогущем мотоцикле по всей России, наверное, пленяя сердца романтичных красоток. Об этом девушка старалась не думать. Ее родители развелись достаточно давно, так как совершенно друг другу не подходили. Как они при этом умудрились сохранить подобие дружбы, Дашка не понимала, но была им безумно благодарна за то, что у нее случались по-настоящему семейные вечера и было, по сути, сразу два дома вместо одного. Сегодня она шла в мамин.

Ирка по дороге болтала без умолку, Дашка отрешенно улыбалась и кивала. После нескольких месяцев наряженной учебы и подготовки к контрольной в голове было пусто – ни одной умной мысли, зато сотни разных отвлеченных рассуждений о жизни. Девушка наслаждалась солнышком, веселыми птичками, прыгающими прямо под ногами на асфальте, и тем, что Макс не поднимал снова тему возможной стажировки, а просто держал за руку и молчал.

Ирка попрощалась через пару кварталов и свернула в утопающий в сиреневых кустах проулок. Дашка с Максом жили в одном районе, состоящем из нескольких пятиэтажек, а Ирка недалеко в частном секторе. У ее родителей был свой огромный дом с автомастерской, принадлежащей отцу. Дашка с Иркой и знали-то друг друга благодаря родителям. Мама Иры была лучшей подругой мамы Даши, а папы вместе «тюнинговали» старые авто и гоняли летом на мотоциклах. Девушки знали друг друга практически с рождения. Даша считала Иру скорее сестрой, нежели подругой.

На улице сегодня было особенно хорошо и безветренно, можно было бы гулять, обнявшись, весь день, держаться за руки и сидеть на свежей зеленой траве, пахнущей солнцем. Если бы так сильно не хотелось спать.

Макс поцеловал Дашку на прощание, а она даже не пригласила его зайти домой. Устала и планировала упасть на диван и уснуть на пару часов до тренировки. Любимая подушка-черепашка оказалась намного привлекательнее собственного парня и замечательной погоды.

Впрочем, вечером ждала тренировка, на которой Макс тоже будет, а после можно и погулять, если останутся силы и настроение. Успокоенная этой мыслью, Дашка с чистой совестью помахала Максу на прощание и, хлопнув массивной дверью, исчезла в подъезде.


Глава 2
Последняя тренировка

Дашка проснулась за полчаса до тренировки. В распахнутое окно дул теплый весенний ветер, щедро приправленный дорожной пылью.

Взглянув на часы, девушка вскочила, кое-как пригладила рукой взлохмаченные волосы, впопыхах натянула старые линялые джинсы и выскочила за дверь, успев только крикнуть в приоткрытую дверь кухни:

– Мама! Как ты могла меня не разбудить!

– Ну, ты же так сладко спала… – без малейших угрызений совести отозвалась родительница, и Дашка страдальчески закатила глаза. Мама была неисправима: лучший ребенок – спящий ребенок. И дома, и не шумит.

Впрочем, сегодня Дашка на маму не злилась. Что и говорить, усталость, накопившаяся за последнее время, дала о себе знать. Дашка никогда никуда не просыпала, тем более на тренировку! Она и помыслить не могла, что способна сначала уснуть днем без задних ног, а потом прибежать на остановку в домашней майке с мишкой Тедди, не очень чистых «дачных» джинсах и со следами размазанной косметики на помятом заспанном лице.

Макс уже ее ждал и, судя по хмурому выражению лица, довольно долго.

– Ты откуда это такая?.. – подозрительно осведомился свежий и бодрый Макс. Несмотря на то, что сам он должен был со дня на день сдавать ЕГЭ, парень не заморачивался и не утруждал себя учебой. Макс многое схватывал на лету, а на большее и не рассчитывал. Он посмотрел на Дашку недоуменно и, подойдя ближе, аккуратно стер размазанную тушь с ее щек.

– Проспала! – буркнула девушка и, порывшись в маленьком кармашке рюкзака, достала оттуда круглое зеркальце в металлической оправе, с верблюдом на крышке – его в прошлом году на отдыхе в Египте подарил папа. Дашка любила и берегла это воспоминание о теплом ласковом море и солнечных деньках.

Из зеркала смотрела испуганно-сонная страшная физиономия с размазанной косметикой вокруг глаз. Дашка застонала и начала лихорадочно искать в рюкзаке влажную салфетку.

– Даш, мы и так опаздываем, – осторожно заметил Макс, заглядывая через плечо и пытаясь рассмотреть отражение в небольшом, слегка увеличивающем зеркальце. Судя по недоумению во взгляде, он так и не понял, что побудило Дашу приводить себя в порядок прямо посередине тротуара, не дойдя нескольких метров до дома молодежной культуры, где проходили занятия.

– Да знаю я, что опаздываем! – отмахнулась девушка, пытаясь убрать остатки косметики. – Но в таком виде идти нельзя!

– Ну ты же прошла в таком виде два квартала? – резонно заметил парень, но получив убийственный взгляд, благоразумно замолчал. Злить Дашку было чревато, она только с виду казалась совсем безобидной.

– Все, – наконец удовлетворенно выдохнула девушка, убрала зеркальце на место и, довольно улыбнувшись, взяла Макса за руку.

На тренировку молодые люди все же не опоздали, хотя по коридору к залу уже не шли, а бежали. Дашка даже не успела осознать, что, возможно, по этому коридору идет в последний раз. И не только в этом учебном году. Если она уедет на стажировку, тогда не известно, вернется ли обратно через год, а если вернется, возобновит ли занятия.

От этих мыслей хорошее летнее настроение испортилось, и девушка загрустила. Когда открывала тяжелую дверь в зал, на глаза навернулись слезы. Чтобы их не заметил Макс, буркнула что-то неразборчивое и проскользнула в раздевалку для девчонок, едва не сбив по пути тренера – Вадима.

Он, чтобы Дашка не упала, поймал ее за локоть. Девушка вздрогнула от обжигающего прикосновения, к щекам хлынула кровь, и пришлось поспешно вырваться. Дашка так и не научилась спокойно реагировать на его присутствие. Тренировки превращались в сладкий ад. Дашка даже не жинговала[1] с Вадимом. Он, как ни странно, не настаивал, видимо, понимал ее чувства.

Захлопнув за собой дверь, девушка отдышалась. Даже сейчас она чувствовала его пронзительный взгляд, а закрыв глаза, могла воспроизвести в памяти каждую черточку лица. Она давно смирилась с тем, что мечты о взрослом и красивом Вадиме так и останутся мечтами, но сегодня было ка