Дословный перевод

Спасибо большое и горячее всем, кто принимал участие в написании этой книги. Отдельное мерси девушкам-дальневосточницам за подсказки по быту их родины - Нина, Алена, Света, моя благодарность не знает границ.

За вычитку и редактуру благодарю замечательных тружениц, помогавших отлавливать блошек и особо крупную живность - Инна, Стася, Оленька, Таня. Без вас этот роман был бы намного хуже и нечитабельнее.



Пролог

- И никакой благодарности! - Женька прижал к лицу платок, пытаясь остановить все ещё сочащуюся кровь. Особого урона прямой удар не причинил - Серега явно не собирался калечить, просто обозначил свое отношение к таким нетривиальным способам воссоединения возлюбленных.

- Ну, почему же? Он мог за это и все лицо под гжельский чайник расписать, - Аленка трудилась в качестве сестры милосердия, сознавая и свою долю вины. О готовящейся каверзе она знала - не зря же они с Власовым сдружились на почве помощи разлученным, но отговорить не смогла. - Ты вообще о чем думал, когда фотографии отправлял? А вдруг Инна сразу же поверила бы в факт измены Сергея?

- Нет, сестренка у меня повернута на информации, так что риска не было. К тому же, та девка, - он осекся под недобрым взглядом Алены, - та девушка с фоток уже пару лет, как переехала в Бразилию вслед за мужем. Так что риск нулевой.

- Для кого как, - девушка смочила ещё одну ватку в антисептике. - Руку убери.

- Ай!!! А можно нежнее? - похоже, что процедура засовывания в ноздрю кровоостанавливающего средства приятной ему не показалась.

- Можно. Но ты не заслужил, - Аленка вытерла руки и пошла открывать дверь, в которую как раз позвонили.

Отсутствовала девушка недолго, но вернулась в совершенно другом настроении. Что стало причиной сдержанной злости, было понятно сразу - вслед за ней на кухню впорхнула довольно высокая девушка, являющая собой эталон красоты - ухоженные темные волосы лежали в идеальном порядке, матовая, оливкового оттенка кожа просто светилась нежностью и гладкостью, а само личико было почти кукольно-красивым. Вот только общее впечатление от незнакомки было двояким - несмотря на прелесть и изящество, было что-то такое в выражении глаз, отчего хотелось брезгливо передернуться.

- И тут ты живешь? - она осмотрелась с таким видом, словно попала не в чистую, хоть и пустоватую квартиру, а какой-то притон.

- Да. И вполне счастливо. Что ты хотела, Алина? - Аленка скрестила руки под грудью и прислонилась спиной к дверному косяку.

- Неужели мне нужен повод, чтобы приехать к сестре? Вот, хотела тебя поздравить с днем рождения... Сколько тебе там исполнилось? Двадцать шесть? Н-да, вот так и приходит старость.

- Он прошел больше месяца назад. Ты из Владивостока на мшистом ослике ехала или на велосипеде? - похоже, что отношения в семье Герман были довольно натянутые.

Женька же, попав в эпицентр семейных разборок, пока не встревал, с любопытством рассматривая новоприбывшую. Хороша. Но видно невооруженным глазом, что стервозна и злобна. Да и сестре, хотя Алена и была в простых голубых джинсах, сидящих низко на бедрах, и обычной белой майке, проигрывала. В старшей было то, что раньше называли породой - умение держать себя и чувство собственного достоинства, сразу выделяющее из толпы. А вот младшенькую природа этим обделила, и Алина это прекрасно сознавала, потому и смотрела на сестру с нескрываемой завистью.

- Извините, Алена такая невоспитанная, даже не познакомила нас, - прелестное создание протянуло ручку в сторону Женьки. - Алина Герман, младшая сестра этой грубиянки.

- Евгений, друг Алены, - Власов предложенную ручку пожал, но почти сразу отпустил пальчики с холеными ноготками. Вот не нравилась ему эта девица на уровне подсознания.

- Ну, ладно, не буду вам мешать, вижу, у вас тут в самом разгаре сеанс БДСМ, - она кивнула на все ещё прижимаемый к лицу парня платок. - Я заеду завтра, нужно поговорить, - это уже Алене, все ещё стоящей у порога и со странным выражением смотрящей на сестру. - Остановлюсь в гостинице, тут все равно слишком тесно, - Алина ещё раз фыркнула и направилась к выходу.

Женька переглянулся с Аленой, но та только пожала плечами и закатила глаза. Да уж, не вовремя он приехал к ней с дружеским визитом. Посмотрев в висящее в прихожей зеркало, младшая, словно что-то вспомнив, вернулась на кухню:

- Ах да, Евгений, чуть не забыла - а вы не боитесь так тесно общаться с наркоманкой?







Глава 1


"Я думаю так - если женщина чего-то просит, ей это надо дать. Иначе она возьмет сама..."

х/ф "Человек с бульвара Капуцинов", 1987г.


Власов прекрасно видел, как от этих слов напряглась Алена. Странно, она не производила впечатление наркозависимой. Уж кому, как не Женьке, постоянно вращавшемуся в "гламурной" журналистской среде, это знать...

- Я вообще не пугливый, - парень уселся с максимально раскованным видом. Ага, наверное, торчащая из ноздрей вата делала его образ максимально брутальным.

- Алин, если ты сказала все, что хотела, советую сразу купить билет домой, - Аленка скучающе вздохнула и сделала вид, что рассматривает свой маникюр. А посмотреть было на что - аккуратные короткие ногти были выкрашены в неоново-голубой цвет. - Не могу же я допустить, чтобы любимая сестренка и обратно бежала по полотну вслед за поездом.

- Ну, если ты так настаиваешь... - девушка смерила сестру взглядом, в котором сквозило плохо скрытое превосходство. - Я приехала, чтобы пригласить тебя на свадьбу. Мы с Антоном собираемся пожениться в июле, вот и решила позвать тебя в свидетельницы, - Алина с предвкушением не сводила с Аленки глаз, но та только пожала плечами и, не отводя взгляда от крупного серебряного кольца на среднем пальце левой руки, мотнула головой.

- Спасибо за высокое доверие, но поищи кого-нибудь другого.

- Просто из моих знакомых ты единственная, кто ещё одинок, а брать в свидетельницы уже замужнюю - плохая примета, - не дождавшись желанной реакции, младшая разочарованно сморщила нос, враз потеряв часть своей привлекательности.

- И все равно - ничем не могу помочь. А если бы могла - не захотела. Ты прекрасно знаешь причины, так что, прости, но я очень занята, - видимо, терпение у Алены уже заканчивалось, потому девушка, не особо радея о правилах приличия, подошла к входной двери и распахнула её, выжидательно глянув на сестру.

- Н-да, кое над чем даже годы не властны - какой была хамкой, такой и осталось, - Алина оскорбленно поджала ярко накрашенные губки и кивнула Женьке, мудро не влезавшим в семейную разборку и соблюдавшим нейтралитет. - Евгений, вы тоже уже уходите? Может подбросите до аэропорта, а то я здесь ничего не знаю...

Был бы Женька на пару лет моложе, не задумываясь принял недвусмысленное приглашение, но теперь его, во-первых, не устраивал тот факт, что девушка не свободна, во-вторых, сама кандидатура этой девицы. Этот тип девочек, живущих на папины деньги и не считающих за людей всех, у кого нет личной спортивной машины и не посещающих, минимум, раз в год Казантип и Ибицу, Власов терпеть не мог.

- Нет, мне и тут комфортно, - в подтверждение слов он развалился на стуле, который тихонько укоризненно скрипнул, но сдал экзамен на прочность. - Подойдите к любому таксисту, он вас отвезет, тут трудно заблудиться.

- Ну, что, тогда всего доброго, - окончательно разочаровавшись в Женьке, как джентльмене, Алина, наконец-то, покинула помещение.

Когда в подъезде стихли шаги, Алена на секунду прикрыла глаза, собираясь с мыслями.

Как странно, она уже почти три года так близко не видела никого из своей семьи, и такая встреча. Почему-то девушка всегда думала, что первым, с кем она столкнется лицом к лицу, будет отец. Но она недооценила упрямство родителя - кроме как через маму и адвокатов, они не общались.

Черт, неприятно вот так неожиданно получить привет из той жизни, от которой с таким трудом избавилась и к которой категорически не хотела возвращаться.

- Ты ничего не хочешь у меня спросить? - Герман вернулась на кухню, где Женька продолжал строить из себя раненого бойца, похрустывая крекерами, таскаемыми из стоящей на столе вазочки.

- Твоя мама налево не ходила? Может, вы не единокровные сестры? - Власов перестал тайком тырить печенье и стряхнул с пальцев соленые крошки.

- Нет, мы с Алиной похожи на отца, так что тут без вариантов, - Алена уселась напротив него и скрестила руки под грудью, наблюдая за его реакцией. Странно, но он не казался удивленным или даже заинтригованным бестактной фразой её младшей.

- А ещё в семье девочки есть?

- Нет. Есть ещё средний брат, ему сейчас двадцать три.

- Это уже радует, - Женька поморщился, отдирая от носа прилипший платок. И так не самое приятное ощущение - хоть удар был и аккуратным, но очень даже ощутимым, так ещё и эта тряпица намертво присохла.

- Перестань, только хуже сделаешь! - Аленка не выдержала вида подобного издевательства над самим собой и, прихватив пузырек перекиси водорода, вплотную подошла к болящему. Тонкая струйка бесцветной жидкости расплывалась на испачканном кровью полотне платка сероватым пятном, которое, постепенно расширяясь, делало ткань более мягкой и податливой.

- Почему ты не спрашиваешь меня о наркотиках? - взгляд Алены ни на мгновение не отлипал от Женькиного боевого ранения, словно от того, как пристально она будет смотреть, его нос заживет быстрее.

- А зачем? Я тебя знаю несколько месяцев, за это время ни разу под дурью не видел. Вены не "битые", - он повел глазами на её локтевой сгиб. Сосуды четко проглядывались, придавая тонкой коже чуть голубоватый оттенок. - Кожа чистая и гладкая, носовая перегородка не изменена, зрачки тоже в норме. Да и поведение адекватное. Ну, почти всегда, - последнее он добавил, пару секунд подумав. - А у твоей сестры на лице крупными буквами написано слово "Сучка". Я ответил на вопрос?

- Да, - девушка, наконец, убрала следы доврачебной помощи и теперь старательно стирала последние красные пятна с его лица. - Но она это сказала, поэтому давай отвечу, чтобы ты себе чего-нибудь не нафантазировал. У меня были раньше некоторые проблемы.

- Раньше - это когда?

- Три года назад. С тех пор абсолютно чиста, -